Роль государства-предпринимателя

Для стран Западной Европы, и прежде всего тех, которые составляют «ядро» Евросоюза, издавна характерна высокая степень экономической активности государства. В итоге длительного исторического развития в них сложилась совокупность таких факторов, как значительное развитие государственной собственности; высокий удельный вес государства в общих капиталовложениях и финансировании НИОКР; большой объем государственных закупок, включая военные; государственное финансирование социальных расходов; широкие масштабы государственного регулирования экономики; участие государства в экспорте капитала и в других формах международных экономических отношений.

Эту совокупность факторов трудно выразить в едином показателе. Тем не менее изменения удельного веса той части ВВП, которая распределяется (или перераспределяется) государством, позволяют составить представление о динамике влияния государства на развитие экономики.

Эволюция этого процесса в 1961–1980 гг. показала, что в странах Западной Европы государство превратилось в самого богатого банкира, крупнейшего промышленного предпринимателя, собственника транспортных средств, организатора научных исследований, координатора экономической деятельности. По оценкам базельского Банка международных расчетов, в эти годы доля государственных расходов в ВВП в странах мира выросла весьма значительно.

В период так называемой неолиберальной революции доля государственного сектора

В период так называемой неолиберальной революции доля государственного сектора в экономике несколько сокращается, а доля частного сектора – увеличивается. Но речь идет в основном о сокращении государственной предпринимательской деятельности. А общая экономическая активность государства сохраняется на высоком уровне и в ряде стран даже возрастает. Так, по расчетам Института экономики в Кельне, в конце 90-х годов XX в доля государственных расходов в ВВП Германии составляла 49,7 %, Италии – 50,1 %, Франции – 54,8 %, Бельгии – 55,0 %.

Высокая степень «огосударствления» экономики западноевропейских стран издавна привлекала к себе внимание исследователей. В ряде аналитических работ этот вопрос связывался с моделями смешанной экономики, сформировавшимися в мире в последние десятилетия. Основными считаются три американская, западноевропейская (скорее, континентально-европейская, или «рейнская») и японская. Они различаются степенью экономической активности государства и формами этой деятельности.

Хотя американская модель в какой-то степени является родоначальницей смешанной экономики (ср «новый курс» Ф. Рузвельта в период Великой депрессии), государство в США значительно меньше (примерно в 3–4 раза), чем в Европе, занимается предпринимательством. Правительство регулирует экономику на макро– и микроуровне через законодательство, налоговую и денежно-кредитную политику в целях развития конкуренции, ограничения власти крупных корпораций, смягчения «падений» рынка и защиты интересов отдельных социальных групп населения.

А основой европейской модели считают социальную рыночную экономику. Главным создателем этой доктрины в середине XX в. стал профессор Мюнхенского университета Л. Эрхард. Рычагами экономического возрождения страны он считал свободную частную инициативу и конкуренцию в сочетании с активной ролью государства в экономической жизни. Государство, по словам Эрхарда, – это «конституирующая и регулирующая сила», способная «формировать общество».

По мнению экономиста М Альбера, бывшего руководителя Комиссариата плана Франции, в конце XX в. соревнование между странами Западной Европы и США в экономике, технологии, науке управления вышло за рамки конкурентной борьбы. В своей книге «Le capitalisme contre le capitalisme» («Капитализм против капитализма») он выдвинул тезис о качественном различии между «англосаксонским» и «рейнским» (континентально-европейским) типами постиндустриального общества. Согласно теории Альбера, эти типы разделяют не только разные экономические доктрины – ультралиберальный монетаризм и неокейнсианство, – но и поведенческие мотивы хозяйственной деятельности. Если «рейнский» предприниматель мыслит категориями долгосрочной производственно-инвестиционной стратегии при значительной регулирующей роли государства, то «англосаксонский» – решает прежде всего задачу немедленного получения наибольшей финансовой отдачи от свободной игры частных экономических агентов.

Страны Западной Европы различаются, в частности, и по размерам государственной собственности Страной классической национализации называют Францию.

Здесь государство всегда играло важную роль в экономике, хотя доля его участия постоянно менялась.

В 1913 г. все виды госсобственности, включая муниципальную, составляли 10 % национального достояния Франции. В дальнейшем, и особенно в десятилетие, последовавшее за окончанием Второй мировой войны, госсектор значительно расширился. Этому содействовала, в частности, необходимость укрепления позиций французских предпринимателей в условиях обострившейся международной конкурентной борьбы (например, путем создания развитой топливно-энергетической и транспортной сфер промышленности). В 1954 г. стоимость государственного имущества составляла уже 36 % ВВП страны. Но максимальный объем собственности госсектор получил в итоге национализации, осуществленной в начале 80-х годов XX в.: в период правления президента-социалиста Ф. Миттерана удельный вес государственного сектора экономики в ВВП страны превышал 40 %.

Перейти на страницу: 1 2 3

Поиск
Разделы