Молодежь и исламский фундаментализм

Старение западного населения создаст, среди прочего, и политические трудности. Объявленная 13 сентября 2001 г. война с терроризмом обещает быть дорогой хотя бы потому, что готовых воевать потенциальных террористов очень много. Население Запада составляет сокращающееся меньшинство мирового населения: в 1900 г. оно составляло до 30% человечества; в 1993 г. его доля упала до 13, а к 2025 г., если все пойдет, как до сих пор, составит всего 10%. При этом численность мусульманского мира растет и он молодеет.

За последние 100 лет доля мусульман в мировом населении сильно выросла и будет расти до тех пор, пока соотношение между численностью западного мира и мусульманского не станет обратной той, что была в 1900 г. В 1980 г. мусульмане составляли 18% мирового населения, а в 2000-м - около 20%. К 2025 г. их численность составит примерно 30% мирового населения.

Сэмюел Хантингтон в своей работе «Столкновение цивилизаций» (Clash of Civilizations) считает эти демографические изменения главным фактором исламской воинственности в конце XX в. «Рост населения в мусульманских странах, - говорит он, - и прежде всего увеличение численности тех, кому от 15 до 24 лет, обеспечивает рекрутов для фундаментализма, терроризма, восстаний и миграции… рост населения угрожает правительствам мусульманских стран и немусульманским обществам».

Бурление мусульманского мира началось в 1970 -1980-х годах, когда резко увеличилась доля молодых людей в возрасте от 15 до 24 лет. За эти десятилетия во многих мусульманских странах эта возрастная когорта составила более 20% населения. Мусульманская молодежь - это готовый источник участников религиозных организации и политических движений. Например, иранская революция 1979 г. пришлась на пик численности молодежи в Иране.

«В предстоящие годы население мусульманских стран будет непропорционально молодым, - объясняет Хантингтон, - при этом будет наличествовать выраженный демографический клин из подростков и тех, кому за двадцать». Что это значит для пас?

Хантингтон полагает, что в западном мире самую точную аналогию этому клину молодых мусульман дает протестантская Реформация.

Есть ирония в том, что подъем фундаменталистского движения в мусульманском мире и протестантская Реформация возникли в ответ на «стагнацию и коррупцию существовавших институтов», говорит Хантингтон. В обоих случаях лозунгом был «возврат к более чистой и взыскательной форме религии; проповедь слова Божия, порядок и дисциплина; призыв к набирающим силу, динамичным членам третьего класса». Оба движения отвергали существовавший экономический и политический порядок своего времени; что касается угрозы последнему, то увеличение расходов на оборону вряд ли поможет западному миру.

«Протестантская Реформация, - пишет Хантингтон, это пример одного из самых известных молодежных движений в истории». Хантингтон цитирует Джека Голдстоуна и продолжает: «Заметное увеличение доли молодежи в населении западных стран совпадает с эпохой демократических революций последних десятилетий XVIII в.

В XIX в. успешная индустриализация и эмиграция ослабили политическое давление молодежи в странах Европы. Доля молодежи опять выросла в 1920-х годах, что обеспечило рекрутов для фашистского и других экстремистских движений. Спустя четыре десятилетня наступивший после окончания Второй мировой войны рост рождаемости проявился в демонстрациях 1960-х».

Перейти на страницу: 1 2

Поиск
Разделы