Прославление порочности

США всегда были обществом с высоким уровнем потребительских расходов и кредита. Эти свойства были усилены рейгановскими рецептами экономики предложения, так что ориентация на потребление стала чрезмерной. Чистая доля сбережений, в 1980-х годах превышавшая 6% ВВП, упала до всего лишь 2%, что стало причиной самого низкого за весь послевоенный период уровня чистых производственных инвестиций. В 1990-е годы положение в этой сфере еще ухудшилось. Личные сбережения продолжали падать и в I квартале 2002 г. стали меньше 1%. Сбережения корпораций (нераспределенная прибыль) достигли пика в 1997 и к 2001 г. обвалились примерно на 75%. Суммарные сбережения частного сектора снизились с 5% ВВП в первой половине 1990-х годов до менее 0,5% к концу 1990-х.

При этом, вплоть до марта 2000 г., пока росли цены акций, американцы думали, что они богатеют, а потому тратили больше денег. Но возможно ли такое? Разве могут люди разбогатеть, если они будут не сберегать, а тратить?

В своей частной жизни все отлично знали, что нельзя ничего «получить за так», но, когда дело касалось государственной политики, они об этом забывали. Получить что-нибудь за так было главным желанием публики и политиков. Невысказанное обещание современной демократии как раз и заключается в том, что избиратели могут получить от системы то, что они не заработали; невысказанное обещание массового капитализма заключалось в том, что обычный человек может разбогатеть, вкладывая деньги в обыкновенные акции; а базирующийся на кредите стиль потребления завлекал потребителей посулом, что жить не по средствам можно до бесконечности.

Перейти на страницу: 1 2 

Поиск
Разделы