Как расслабиться и насладиться концом света

Привычный нам мир близится к гибели. Но какое нам дело до этого? Мы смеемся и радуемся жизни. Падение Римской империи растянулось на сотни лет. И все это время большинство людей даже не подозревало, что их мир близится к крушению. Большинство жило своей жизнью: растили урожай, пили вино, играли с детьми, - словом, все было так, будто империя вечна. Разумеется, римская чернь скорбела и негодовала, когда приходили очередные известия: варвары переправились через реку По и движутся на юг. Скоро они будут у ворот!

Но остальные жили обычной жизнью - череда бед и радостей, как если бы ничего не происходило. Да и что еще они могли бы делать, кроме как избегать насилия и радеть о собственных делах?

В период Великой депрессии многие благоденствовали. Если у вас была хорошо оплачиваемая работа, это была райская жизнь - никаких очередей, в любой ресторан можно идти, не заказывая предварительно столик. Никогда не было проще не отставать от соседей, потому что у соседей все было иначе. Чувство превосходства над другими приносит непередаваемое удовлетворение. Депрессия - лучшее время наслаждаться им!

Любое массовое движение может доставить радость, если ты не участник, а зритель. Насколько лучше было тем, кто махал руками вслед уходящей на погибель в Россию Великой армии, чем тем, кто маршировал в ее рядах. Возможно, вам удалось бы продать шапки-ушанки и варежки!

Точно также, насколько лучше участвовать в 1990-х в большом буме на Уолл-стрит, чем время от времени настраиваться на CNBS, чтобы послушать, какую ахинею несут их аналитики? А теперь, когда все кончено, насколько лучше любоваться этим с безопасного расстояния, стоя недалеко от выхода?

Мы призываем читателей с подозрением воспринимать газетные заголовки и мнения комментаторов. Сначала человек возбужден и в восторге, потому что ему сказали, что экономика вошла в Новую эпоху, а потом он как выжатый лимон, потому что за Новой эпохой следует Новая депрессия. И при этом его жизнь продолжается так же, как обычно. Его выпивка не стала ни хуже, ни лучше, его жена не стала ни безобразнее, ни краше, его работа столь же неинтересна или, напротив, увлекательна, как прежде.

Но мы не жалуемся.

По-прежнему, «мы слишком полны миром», как сказал Эмерсон:

Большинство людей завязало себе глаза тем или иным платком, и присоединилось к какому-нибудь групповому мнению. Из-за этого подчинения они фальшивы не в отдельных деталях, виновниках отдельных заблуждений, а фальшивы во всем. Все их истины не вполне истинны. Их два не совсем два, а их четыре не совсем четыре; так что каждое их слово огорчает нас, и мы не знаем, какие их слова настоящие. Между тем природа не медлит снабдить нас тюремной одеждой партии, к которой мы примкнули. В итоге мы носим лицо и фигуру одного фасона и постепенно усваиваем смиренное выражение осла…

Можно ли подобрать лучшее время, чтобы закрыть этот мир и стереть с липа эту глупую зелень, когда идет к концу мир, в котором мы жили не менее трех десятилетий, мир долларового стандарта?

Мы полагаем, что американский потребительский капитализм обречен. А если нет, то должен бы. Похоже, что тенденции, которые не могут длиться вечно, почти исчерпали себя. Потребители не могут еще глубже залезть в долги. Потребление не может оттягивать на себя еще больший процент ВВП. Производственным инвестициям и прибыли уже некуда падать. Иностранцы не будут финансировать чрезмерное потребление американцев до второго пришествия, по крайней мере не при нынешнем курсе доллара. А бумажные деньги не могут быть постоянно лучше, чем реальная вещь - золото.

Америке придется найти новую экономическую модель, потому что иссякла надежда с помощью трат и заимствований проторить путь к процветанию. Это не циклическое изменение, а структурное, и оно займет много времени. Структурные реформы, т.е. изменение способов функционирования экономики, не происходят вдруг и сразу. Механизм коллективистского капитализма противится любым переменам. Федеральный резерв пытается с помощью все более дешевых денег удержать на плаву старую модель. Правительство выдвигает имитирующие реальный спрос многомиллиардные программы государственных расходов. А бедный люмпенинвесториат - благослови, господи, их мелкие жадные души - никогда не откажется от мечты об американском потребительском капитализме; ее придется выдавливать из них.

Как заметил однажды Пол Волкер: «Когда-нибудь всё это придется привести в порядок». Почему же не насладиться этим?

Поиск
Разделы