Закат общества развитого индивидуализма

Но к сожалению, понятия "фуфел", "лох" и "разводка" не встречаются в экономических словарях, потому что систематическая проверка добросовестности намерений участников рынка не укладывается в понятийный аппарат монетаристской экономики, а некоторые её апологеты даже сейчас свято верят, что жирный слой спекулянтов на рынке никогда не сможет вызвать экономический кризис, тем более планетарного масштаба, что рынок всё разрулит и всех накормит.

Разумеется, процедуры проверки добросовестности намерений участников рынка устанавливаются федеральными и штатовскими законодателями, большая часть которых ни разу в жизни не открывала учебников по макроэкономике. Но поскольку они сами и их ближайшие родственники - люди весьма состоятельные, то и процедуры, регулирующие рынок, строятся весьма специфическим образом. Они строятся так чтобы я не мог кинуть банк, принадлежащий брату сенатора. Поэтому сенатор проводит закон, по которому я могу получить в кредит без залога не более 400 баксов. 400 баксов - это чтобы чёрные не орали, что их дискриминиуют по цвету кожи. Хочешь кредит без залога - вот твои 400 баксов, хочешь больше - давай в залог дом. И если не выплатишь, то банк отберёт у тебя весь дом, а не только сумму невыплаченного долга.

Зато банк, принадлежащий брату сенатора, может впарить Шаниквины долги в виде высокодоходной бумаги кому угодно, хоть тому же итальянскому банку. Пусть потом несчастный Чезаре едет в Луизиану продавать Шаниквин дом за полцены.

Вот так как-то и получается, что бедные люди не могут сделать на богатых ни копейки, зато богатые делают деньги на бедных без проблем. Сперва дают в долг несчастной, убитой богом Шаникве, а потом Шаниквины долги без проблем продают. В результате возникает такая неприятная вещь как инфляция. Слово "инфляция" переводится как "надувание". Ну, правильно переводится, ведь ясное же дело - надули, причём многократно, то есть на всю длину кредитного мультипликатора.

И как же учебник макроэкономики предлагает бороться с этим пагубным явлением? А вот, извольте:

1. изменение учётной ставки ссудного процента Центробанка;

2. изменение нормы резервирования;

3. выпуск государственных ценных бумаг (ГКО никто ещё не забыл?);

4. операции ЦБ на открытом рынке;

Если всё предыдущее больному не помогло, то включается на всю мощь печатный станок вышеназванной конторы (в этом плане вызывает интерес некогда прозвучавшее предложение обеспечить недостающую долларовую наличность силами Пермской типографии Гознака).

Есть ещё, конечно, налоговая политика государства, но это уже по сути не макроэкономический, а политический регулятор, который часто может только ухудшить ситуацию, окончательно добив реальный сектор.

Ну и на закуску, национализация финансовых институтов и части корпораций, после которой учебник макроэкономики можно смело выкинуть в мусорное ведро вместе с приверженцами монетарной парадигмы, его написавшими.

Но раньше чем все эти малоприятные вещи случились, неужели нельзя было сделать простейший анализ: посмотреть, какими темпами коммерческие банки выдают кредиты? С какой скоростью надувается капитализация финансовых институтов? И если эти темпы впятеро превышают рост реального сектора экономики за предшествующий год, то ведь понятно, что 80% кредитов не отдадут никогда, и как раз на эти самые проценты где-то сдуется капитализация. Где именно она сдуется, наперёд неизвестно, как в игре "музыкальные стулья" неизвестно, в какой последовательности жопы участников будут пролетать между сиденьями.

Удивительно, но до того момента когда в воздухе повисает зловещая тишина, все лихорадочно выдают и получают кредиты и не верят, что музыка когда-нибудь кончится. А может быть и верят, но ведь не может сенатор своей рукой провести закон, по которому его брат-банкир не сможет делать хорошие бабки на Шаникве и Петровиче!

Возникает в результате такое чувство, что в мире существуют две реальности.

Одна - это макроэкономические учебники, в которых написано как обеспечить бесперебойное хождение денег и обмен товаров и услуг в относительно спокойные времена. В них макияж лежит ровным слоем по всему лицу, и рынок - ну чистая панацея и рай на Земле.

И вторая - в котором реально существуют и кидалы, и лохи, и разводки, и фуфелы, и спекулянты. Но ведь - какова всё же сила печатного слова! Пока кидалово не вошло в учебники как часть современной экономики, все почему-то думают, что оно - исключение из правил, и создаваемые им коллизии носят частный характер.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

Поиск
Разделы