Как влияют защитные пошлины на ренту и оплату труда

Пошлина, говорят нам политики, платится иностранцем. Абсолютно точно. Им. Потому что та относительно небольшая сумма для государством, собираемая им на своей границе, оплачивается, без сомнений, целиком и полностью поселенцем на свободной земле. Эта пошлина вычитается из результатов его труда. Но может ли хлеб, испечённый из привозного зерна, стать вкуснее для немецкого работника, если ему сказать, что вот видишь, тот работяга за океаном заплатил импортную пошлину за это, заплатил нашему государству? От этих слов немецкому работнику не будет ни холодно, ни жарко, потому что его оплата труда определяется результатами труда поселенца на свободных землях – будет даже холодно, потому что именно он, немецкий работник, будет платить БОЛЬШЕ за еду, цену на которую подняли его же собратья-землевладельцы в Германии через повышение ренты (полностью забрав всю сумму пошлины себе).

Вера, надежда, смелое предположение, что капитал, либо процент на капитал, сумеет ухватить часть импортной пошлины и перетянуть её на себя, являются, как мы далее покажем, неверными. Процент, особенно в случае нового капитала, ищущего применение-инвестицию, нельзя обложить налогом. Он свободен и независим от тарифов.

Однако введение импортных пошлин производит некий противоположный эффект от того, что следовало бы по логике ожидать. Опишем его иносказательно: представим себе поселенца на свободной земле где-нибудь в Канаде, США или Аргентине, и он пишет своему другу в Берлин: "Я теперь теряю на фрахте и импортной пошлине на зерно, которое я тебе поставляю в Германию, более половины того, за что ты платишь в виде хлеба в Берлине. Ты тоже теряешь на фрахте и импортной пошлине половину или более того из того, за что уже я плачу здесь (из импортированных из Германии сюда промышленных товаров: инструменты, книги, медикаменты и т. д.). Если бы мы были соседями, то мы бы сумели сэкономить эти расходы и оба вдвое увеличили бы свои результаты труда. Но я не могу перенести свою землю в Германию. А вот ты можешь перевезти либо себя, своё умение, либо целиком перевезти всю фабрику сюда. Давай, приезжай, привози всё с собой, что надо, и я обеспечу тебя любой пищей по цене, ВДВОЕ меньшей, чем ты сейчас платишь в Берлине, а я буду у тебя покупать то, что ты произведёшь ВДВОЕ дешевле от той цены, что плачу сейчас."

Препятствий для реального выполнения такого предприятия весьма много, хотя сами по себе подсчёты верны. Отрасль промышленности, как правило, может развиваться только там, где по соседству с ней развиваются и другие отрасли, потому что в определённой степени отрасли взаимозависимы друг от друга. Эмиграция промышленности поэтому происходит постепенно; начинают те отрасли, которые более "независимы" от других: производство кирпичей, лесопильни, мукомольни, друкарни (типографии), мебельные и стеклофабрики и т. д., и, поначалу, разумеется, это касается тех видов товаров, на которые фрахт и импортные пошлины достаточно высоки. Тем не менее иммиграция независимых индивидуальных работников с производствами напрямую зависит от простой калькуляции: чаще всего эмиграцию производств вынуждают высокие импортные пошлины и высокая стоимость перевозки-фрахта. Чем выше пошлина на зерно, тем чаще будут паковать свой инструмент работники промышленности и тем скорее они переедут туда, где стоимость пищи невысока, недалеко от поселенца на свободной земле. А с каждым новым промышленным предприятием, возникающим по соседству с этим поселенцем, результаты его труда будут расти, а уже это будет влиять и на оплату труда на его бывшей родине, ныне защищённой импортными пошлинами.

Преимущество, которое получает землевладелец при введении тарифов на импорт, будет поэтому рано или поздно растворено в повышающихся зарплатах. Те землевладельцы, которые понимают сложившуюся ситуацию правильно, будут действовать решительно: они продадут землю до того, как обратный эффект (описанный выше) заставит их почувствовать, что земля теряет стоимость, и оставят новых владельцев с носом (на самом деле, новые владельцы пойдут протестовать, заявляя властям, мол, так и так, им требуется помощь, мол, сельское хозяйство гибнет! (* "Die Not der Landwirtschaft": "Возродим сельское хозяйство!"" – было политическим девизом прусских протекционистов. "Сельское хозяйство" в данном случае есть эвфемизм для слова "рента". Нетрудно найти параллели подобному явлению в Англии или США.)

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

Поиск
Разделы