Финансирование СВОБОДНОЙ ЗЕМЛИ

Чтобы хоть как-то оправдать свои требования на введение специальной импортной пошлины (на ввоз точно той же продукции, что производится на их землях, но из-за рубежа!), они призывают всех обратить внимание на "загнивание местного сельского хозяйства". Мы уже понимаем, что для того, чтобы защитить свои ренты, они хотят, чтобы все остальные люди платили больше за хлеб. Поэтому-то, на проигравшей стороне всегда оказывается государство и всегда – население. Риски, связанные с частной собственностью на землю, всегда несут именно они. Риск, порождённый таким могучим классом, как землевладельцы, на практике всегда есть риск, а точнее, прямой урон государственной и общественной казне. После национализации земель, даже учитывая все риски, что этот акт влечёт за собой, у государства появляется шанс иметь прибыль.

Более того, с точки зрения экономической жизни в целом, оказывается, что и риска-то никакого в понижении ренты НЕТ; если копнуть глубже, то окажется, что полное исчезновение ренты не принесёт никакого убытка. Налогоплательщик, который ныне лишается из своей оплаты труда не только сумм, которые идут на налоги, но и частично за ренту, может спокойно платить в виде налогов то, что он платит за ренту. Вообще, возможность людей платить налоги находится в обратной пропорции к могуществу землевладельцев.(*Рента на земли соседей-французов упала в период 1908-1912 на 22,25%, если сравнить с таким же периодом 1879-1881; цена на землю упала на 32,6%. В 1879-1881 гг. гектар стоил 1830 франков, в 1908-1912 гг. – только 1244 франка.)

Поначалу от выкупа (национализации) земель никто ничего не выигрывает и не проигрывает. Бывшие землевладельцы получают проценты по госбумагам, точно так же, как раньше они получали ренты, даже сумма такая же, а государство, уже являясь владельцем земли, получает ренту, равную выплате процентов по госбумагам.

Нетто-доход государства начнётся лишь спустя какое-то время, с амортизацией долга землевладельцам. Произойдёт это через реформу финансовой системы, которую мы обсудим позже.

По ходу этой реформы уровень процента выплат (причём и по вкладам, и по капиталу в виде недвижимости) в течение короткого времени опустится до самого минимального уровня, какой могут допустить международные условия, если же реформа произойдёт по всему миру, то процент превратится в ноль.

Будет благоразумно в этом случае платить владельцам госбумаг (бывшим собственникам ныне национализированной земли) только ту величину процента, которая возникнет на рынке в результате общего снижения процентной ставки. Цена государственных обязательств, с фиксированным процентом выплат, должна же как-то меняться в результате изменений на рынках процентных ставок мира. Если же цена на эти государственные обязательства должна не меняться, то вот уровень процента, выплачиваемого по ним, должен. Этот процент должен либо подниматься, либо опускаться вместе с рынком ссужаемых капиталов и процентных ставок по ним, только этим способом эти госбумаги можно предохранить от безудержной спекуляции ими. Будет разумно также (в общественных интересах) защищать эти госбумаги путём скупки их у спекулянтов, для этого логично иметь специальный фонд, в размере от 50 до 75 миллиардов долларов. Мы же понимаем, что после национализации земель эти госбумаги сначала попадут в руки тех, кто имеет мало понятия о том, какую они представляют ценность для профессиональных игроков рынка, трейдеров и спекулянтов.

Мы предлагаем провести денежную реформу одновременно с земельной. Эффектом обеих будет резкое снижение процента на используемый капитал, рыночное снижение, вместе с рынком снизятся процентные выплаты и на госбумаги: с 5% до 4%, затем до 3%, затем до 2%, затем до 1%, – и, наконец, 0%.

Финансы от проведения национализации земель проявят себя в следующем:

Допустим, все ренты страны составляют 10 миллиардов.

Начальный процент составляет, допустим, 5%. Т. е. государство декларирует бывшим землевладельцам возмещение от потерь в размере 200 миллиардов.

Процент на 200 миллиардов в госбумагах под 5% составляет 10 миллиардов.

Если же процент на мировом рынке падает до 4%, то процент на 200 миллиардов сократится до 8 миллиардов.

Тогда как ренты останутся прежними, в размере 10 миллиардов.

Годовой доход от этой операции составит тогда 2 миллиарда.

Этот доход пойдёт на то, чтобы выплатить часть долга, а сумма общего долга сократится на эту сумму, а рентные платежи будут поступать в прежнем объёме, по прежним ставкам, в общественную казну. Таким образом ежегодное положительное сальдо будет возрастать, учитывая ежегодное снижение процента при этом, и, наконец, когда процент упадёт до нуля, это положительное сальдо превратится в ПОЛНУЮ сумму ежегодных рентных доходов, правда, следует заметить, что эта сумма будет по величине меньше, ибо рента будет снижаться вместе с процентами. (См. Часть I, глава 14.)

Перейти на страницу: 1 2 3

Поиск
Разделы