Так называемая «ценность»

Как может человеческий мозг, который есть реальность, понять, записать, классифицировать и развить такую абстрактную идею? Какие отношения и допущения может мозг принять, чтобы выработать такую идею? Понять что-то – означает "ухватить суть", т. е. найти в нашем понимании то, что уже существует, то, что можно приложить к каким-то объектам (понятиям), к которым новая идея приложима в принципе. Но как приложить к чему-то полную абстракцию – ума не приложить. Это напоминает ускользание чаши из рук Тантала.

Абстракция, выработанная Марксом, не поддаётся осмыслению и демонстрации. Она разъединяет сама себя от чего бы то ни было, в том числе и от чего-то материального, поэтому просто недоступна для понимания. Но, вот что странно, у этой законченной абстракции есть одно "свойство", и это свойство напрямую относится к работе человека. (*"Sieht man vom Gebrauchswert der Warenkоrper ab, so bleibt ihnen nur noch eine Eigenschaft, die von Arbeitsprodukten." Marx, Kapital, Vol.1, p.4.) Исключительная ценность этой фразы в том, что такой язык сразу превращается в жаргон! По теории Карла немецкие деньги будут обладать разными свойствами, в зависимости от того, из какого материала они сделаны: из сокровищ гуннов, из нынешней золотодобычи, или из вытянутых из Франции репараций, оплаченных кровью миллионов. Происхождение продукта это – часть его истории, а не часть его свойств; иначе предположение (не часто слышимое, кстати!) что редкость – это одно из свойств золота, будет также правильным. Но с другой стороны, такое предположение – полная чушь.

Если дело обстоит именно так, как описывает Маркс, то он просто взял происхождение и историю продуктов и сказал, что это их свойства. Не удивляет тогда и то, что он в конце своего трёхтомника видит странные видения и начинает бояться того самого фантома, который сам же и создал.

Я процитировал только Маркса, но другие исследователи ценности ни на гран не лучше. Никто из них не дошёл до точки разделения "материала ценности" или связки "свойств ценности" с любым веществом, и не выложил эту взаимосвязь перед нашими глазами. "Ценность" витает над веществом, неосязаемая, недоступная… аки Лесной Царь из песни Шуберта.

Эти исследователи единогласно поддерживают мнение Книза в том, что "теория ценности является фундаментальной величиной в экономической науке". Но теория, будучи такой важной в экономической науке, должна быть такой же важной и в экономической практике! Как, к примеру, можно объяснить то, что в обычной жизни человека или сообщества теория ценности до сих пор ни черта неизвестна!? Если бы теория действительно касалась фундаментальных основ экономической жизни, то можно было бы ожидать, что первая страница каждого немецкого гроссбуха, после слов "С Богом", содержала также и теорию ценности, с тем чтобы дело с самой первой страницы руководствовалось бы самым правильным и верным учением. Учением о ценности.

Видимо имеет смысл также предположить, что неудача любого начинания зависит от дефектности ОСНОВАНИЯ, базы, от несовершенства или ошибочности теории ценности?

Если теория ценности – "фундаментальная важность" в экономической науке, то не является ли подозрительным, что эта теория ПОЛНОСТЬЮ НЕИЗВЕСТНА в жизни бизнесменов, вообще в деловых кругах? Во всех других сферах человеческой деятельности наука и практика шагают рука об руку; в одной коммерции ничего не известно о самой базовой теории науки, с которой деятельность коммерции так важно и фундаментально связана. В коммерции мы находим цены, только цены, определяемые спросом и предложением. А бизнесмен, когда он говорит о ценности, имеет на самом деле в виду цену за тот или иной товар, которую он хочет либо получить за эту цену, либо – продать. Причём в каждом отдельном случае цена может быть и есть – РАЗНАЯ. Зависит от времени и места. Ценность в таком случае – это просто некая транзакция, операция обмена, которая переводится в оценку через текущую цену, т. е. измеренную с помощью денег стоимость товара. Цена может быть, в свою очередь, измерена по отношению к качеству продукта-товара, ценность же в этой операции может быть только оценена примерно, и в этом и состоит очень большая разница. Теория цен должна равно применяться как к цене, так и к ценности. А отдельная теория ценности – лишняя.

Выражения, использованные без объяснения этими двумя авторами относительно монетарной теории (стандарта), которые мы только что процитировали в начале этой главы, имеют в нынешнем использовании языка значение чего-то вроде: "золото имеет в самом себе какую-то черту, которая зовётся ценностью". Эта "черта", так же, как и вес золота, присуща веществу: "ценность есть вещество". Эта "черта" является, так же как вес и другие свойства золота (в частности химические свойства), неотделимыми от собственно золота: "внутренне присущая ценность", неизменяемая, неразрушимая: "всегдашняя суть этой ценности". Так же, как золото нельзя понять из его веса, так же его нельзя понять и из его ценности, ибо и вес и ценность есть простые обозначения некоего вещества. Один килограмм золота – это один килограмм ценности: т. е. ценность вещества приравнивается к весу вещества, содержащего ценность. Бред? Точно. Полный бред.

Перейти на страницу: 1 2 3 4 5

Поиск
Разделы