Факт

Теперь представьте, что если же это самое государство, на том же самом листке бумаги напечатает, мол, держателю обещана корова, то неужели на следующий день все обладатели этих бумаг будут требовать от государства эту самую корову, держа в руках узду? Ну не бред ли?

Следует понять вот что: если кусок бумаги для поколений людей, для бесчисленных сделок по обмену этих кусочков бумаги на продукты и наоборот представляет из себя точное количество золота, тогда как точно такой же кусок бумаги, но обещающий корову или что ещё подобное, обратите внимание – ПОЛЕЗНОЕ, то это доказывает, что, рассматривая все свойства денег в этой связи, золото и бумага для всех людей является взаимозаменяемым, т. е., другими словами, людям всё равно – что золото, что бумага. Золотые кружочки или бумажки в форме денег для людей выполняют одни и те же функции, служат одну и ту же службу. Далее, если обещание конвертации бумаги в золото является именно тем фактором, который и удерживает бумаги в обращении, если банкноты воспринимаются людьми как обещание оплатить их золотом, если эмиссионер бумаг является дебитором (должником), а держатель – кредитором (тем, кто ссужает деньги), ситуация точно такая же, как и при выпуске векселя, то банки-эмиссионеры должны платить своим кредиторам, т. е. всем нам держателям этих бумаг, ПРОЦЕНТ на используемый капитал. Процент платится должниками по любому обещанию платить, исключений не бывает. Но в случае с банкнотами ситуация ведь ровно наоборот. Должник-дебитор, т. е. банк-эмиссионер, получает свой процент, а кредитор, т. е. держатель этой бумаги – платит процент. А банки-эмиссионеры рассматривают свои долги (банкноты, право выпуска этих банкнот), как наиболее ценный капитал. Чтобы произвести такое чудо, т. е. перевернуть базовую суть взаимоотношений между дебитором и кредитором, видимо, должны существовать очень необычные силы, которые работают в бумажных банкнотах на ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ обязательства конвертировать их в прямую оплату держателям.

Более того, если банкноты должны рассматриваться как обещания заплатить государством, то следующий факт остаётся необъяснимым: обещания заплатить покрыты только одной третью имеющихся средств, а ведь без покрытия и при условии невыплаты держателям их процентов происходит парадоксальнейшая вещь – государство ведь само берёт кредиты под процент, а эти проценты поддерживаются способностью собирать налоги. Немецкая купюра в 100 марок, к примеру, процент по которой платит держатель, составляет 117 марок, если положить эти деньги в госбанк (3% процента будет выплачиваться в год).

Основываясь на вышеприведённых фактах, мы отрицаем, что обещание есть обещание, т. е. обещание поменять "шило на мыло" не есть вообще что-то ценное. Правда в другом, есть силы, которые существуют в коммерции. И вот они-то и являются движущими силами коммерции. А не ошибочно приписываемые металлам и резервам в них некие свойства (так называемое "покрытие"), или каким-то там обещаниям. Эти силы, спрятанные до поры до времени от глаз, переводят обещания заплатить (банкноты) в капитал, они же заставляют кредитора платить процент дебитору, они же, мы настаиваем, являются достаточно сильными и самодостаточными для того, чтобы заставить то, что считается ныне "деньгами" выступать в качестве денег на рынке. Основываясь на этом предположении, мы считаем, что деньги вполне могут быть сделаны из бумаги, более того, они не должны обещать (эти бумажки) и никакого "покрытия", они вообще не должны ничего обещать (ни золота, ни ещё какого товара, на них должно быть написано только одно из следующих:

"Один доллар" (или "Марка", "Шиллинг", "Франк" и т. д.)

или "Эта бумага и есть один доллар".

или "Эта бумага в коммерции, торговле, в государственных фондах и в судах является 100 долларами".

или, чтобы выразить суть ещё более ясно, либо более отчётливо:

"Тот, кто предъявит эту бумагу к выкупу в банке-эмитенте получит 100 ударов плетьми (отрицательное обещание заплатить)."

Перейти на страницу: 1 2 3

Поиск
Разделы