Объяснение факта

Происхождение спроса на тот или иной объект можно, разумеется, объяснить тем, что у объекта есть полезные функции, поэтому его и хотят заполучить. В нашем случае объект – это бумажные деньги – выполняет функции для покупателя (а не для нынешнего их владельца), или , другими словами, они ему полезны.

Но кусочки раскрашенной бумаги поднялись до уровня ДЕНЕГ, т. е. средства обмена признаваемого государством, а затем стали просто единственным средством обмена – разве монополизм есть не полезная вещь, ведь очевидно? Разве кусок бумажки не является полезным для рабочего, доктора, учителя танцев, клерка, короля, если они всегда с помощью этой бумажки могут получить товары, продукты, услуги? Да, является.

В общем, рассуждая о деньгах, мы должны иметь постоянно в виду, что дело не в материале денег, бумажка она и есть бумажка, а в её статусе универсального, всеобщего средства обмена, агента для обмена. Мы можем думать о деньгах как о продукте, да, произведённом продукте, но таком, который защищён законом и монополизирован к выпуску государством.

Правдой является также и то, что если мы лишим бумажные деньги их основных характеристик, т. е. монопольного статуса универсального средства обмена, то бумажные деньги тут же превратятся в бумажки. Но ведь так же дело будет обстоять и с любым другим материалом, любым другим товаром, продуктом, чем угодно, если рассматривать только материал, без учёта его характеристик использования! Чернила, бумага, чеканка монет, что угодно – смысл денег в другом. Если рассматривать всё существующее вокруг нас с точки зрения материала, из которого это сделано, то оно и останется материалом для нас. Всё, что нас окружает есть материал.

Пианино не используют в качеств дров, а локомотив как металлолом, бумажными деньгами не оклеивают стены. Тогда почему говоря о бумажных деньгах, мы делаем упор на том, что это всё-таки бумага, целлюлоза? Почему мы не говорим о средстве обмена? Все другие предметы обсуждаются нами с точки зрения их полезных свойств; тогда полезность бумажных денег заключена в том, что они служат средством обмена, а не в том, что они сделаны из бумаги. Поскольку деньги нужны всем, то они с помощью такой вот полезности превращаются в продукт, да, произведённый из материала, но очень важный и нужный для всех и всем.

Поскольку стоимость производства денег из бумаги практически ничего не стоит, то и говорить о важности этого или неважности тоже не стоит. Мы же не ищем в других продуктах кровь и пот производителя. Строительство новых кварталов Берлина стоимостью в тысячи миллионов марок не стоило и пенни с точки зрения бумаги.

Чтобы понять, следовательно, суть бумажных денег, мы поэтому НЕ должны обращать внимание на её фактуру; мы должны привыкать к тому, что деньги, бумажные, есть просто некий специальный продукт, наравне со многими другими, но этот продукт защищается государством. Если мы встанем на эту точку зрения, то признать бумажные деньги в том виде, в каком они есть – не составляет никакого труда. Деньги – это продукт, со специальными свойствами. Далее мы приведём доказательства того, что это именно так, но не от противного, мол, за товар можно расплатиться только другим товаром, а за продукт – только другим продуктом.

Те читатели, кто почитывает книги о монетарных теориях, обязательно найдёт следующее: деньги в этой литературе почему-то считаются не продуктом с определённой целью существования (средство для обмена), а сырьём для целей промышленности (ювелирные изделия), а вот функция денег в них является преходящий и просто дополнительной. Тем не менее, в некоторых странах до сих пор в ходу монеты, выпущенные 100 или 200 лет назад (вот в Германии до недавних пор такие монеты были в ходу), тогда как товары, чья "жизнь" составляет один год, как правило, уже в принципе не могут продаться, а в бухгалтерских книгах запасы этих товаров подвергаются уценке.

Если бы деньги были сырьём для промышленности, они бы торговались наравне с другими продуктами на равных с ними условиях, т. е. они бы обращались без дополнительной функции: возможности наращивания процентов с их помощью и получения ими же прибыли. Но если доллар, о котором мы уже упоминали, серебро для которого было когда-то добыто в Колорадо, в течение 10-20 лет находился в обращении в Китае, а затем вернулся в США, где и использовался для оплаты труда тех же шахтёров, что добыли серебро для него давным-давно, не утяжелялся ли этот доллар процентом, транспортными расходами, прибылью, в общем, сколько бы он мог стоить с учётом этих добавок, когда доллар вернулся в руки шахтёра? Ведь утяжеление доллара просто должно было происходить, поскольку он – серебряный, а серебро само по себе – ценность? Но не произошло. Если никто не смог обнаружить более высокую стоимость доллара, значит он выполнял другую функцию – он служил агентом-посредником при покупке-продаже других товаров, потребляемых людьми.

Деньги вообще являются самым 100%-ным товаром, поскольку деньги, особенно бумажные, и используются только как товар, как продукт для постоянного обмена. Деньги не покупаются, как другие товары, для потребления их на фабрике или кухне, т. е. ВНЕ рынка. Деньги есть и остаются ТОЛЬКО товаром, чья полезность целиком лежит в сфере услуг по обмену. Все другие товары покупаются потребителями для потребления (кроме, разумеется, торговцев, для которых и товары, и деньги являются товарами). Человек производит продукт для продажи, но покупает продукты другие для потребления, т. е. товары; он продаёт продукты, а покупает товары. И только деньги остаются неизменными на рынке, они служат только для обмена. Поэтому деньги – а уж бумажные в особенности – это вообще единственно полезный продукт

Перейти на страницу: 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поиск
Разделы