Объяснение факта

.

Протагонисты металлического стандарта привыкли думать о металлических деньгах просто: как о сырье для ювелиров. Марка, говорит биметаллист Арендт, является 1392-ой частью фунта золота, поэтому приверженцы одного металла в качестве денег естественно ничего против этого не могут возразить, Арендт этими словами выбивает из-под них "все стулья".

Чемпионы в производстве и циркуляции бумажных денег, те государства, которые начали выпускать их, и тем уничтожили лживость утверждений металлистов и биметаллистов, все как один почему-то тоже избегают обсуждений этого вопроса. Вполне очевидно, что они не признали с достаточной чёткостью понимания следующий факт: деньги, безотносительно материала из которого они сделаны, есть полезный, бесценный объект: и поэтому, печатая разные надписи на бумажных деньгах, эмитенты чувствуют себя обязанными пообещать что-то их будущим обладателям, что-то такое, что не касается напрямую функций денег, а касается понятных вещей, типа золота, процента, зерна, работы, земли и т. д. Простой обмен продуктами, который просто делается с помощью денег, почему-то не кажется им достаточным основанием сам по себе, им зачем-то надо ещё в чём-то убеждать рынок бумажных денег.

Единственное исключение, которое я знаю, есть надпись на бумажных деньгах, выпущенных в 1869 г. в провинции Буэнос-Айрес. Вот на тех деньгах, в первый раз, сама бумага признана деньгами, а её держателю ничего не обещается взамен неё. Надпись выглядит вот так:

Провинция Буэнос-Айрес

признаёт эту бумагу как

один песо

национальных денег Аргентины.

Я так никогда и не узнал, была ли эта надпись написана по внутреннему озарению, либо от смущения, но все аргентинские деньги, бумажные, несут на себе уже другую надпись, они обещают столько-то песо в монетах, если принести бумажку в национальный банк. В общем, всё тот же нонсенс. Поскольку песо в бумажке есть песо в монете. Одно и то же. Банк говорит, ты можешь обменять бумажку на металл, но у тебя как был один песо, так и останется.

То же самое происходит и в других странах, повторяется зеркально и доныне: государство печатает достаточно бумажных денег, чтобы купить всю землю нации и тем решить главнейшую из социальных проблем, проблему того, как вернуть ренту людям. Земля тогда становится залоговой стоимостью для бумажных денег, но, в отличие от того, что на бумажках указано, земля за деньги эти НЕ выдаётся. Держатель такой бумаги вынужден удовлетворяться тем, что его бумажка "защищена" землёй, точно так же как другая бумажка "защищена" золотом в подвалах банка (разумеется, это – чушь, потому что обладателю денег вполне достаточно, что бумажные деньги выполняют (и хорошо это делают) – ДРУГОЕ: они позволяют ему спокойно заниматься обменом продуктов. Если бы деньги не предоставляли такую услугу, то они бы ему не были нужны вообще). С точки зрения монетарной технологии – бред. Но здесь опять эта теория проходит мимо того, что для того, чтобы обмены происходили быстро, без задержек и всегда, а бумажные деньги позволяют это делать без забот, к тому же они гарантированы государством (услуги с этими деньгами – причём неважно из чего эти деньги сделаны), всё остальное, что пишут на деньгах, мол, они обеспечены тем-то и тем-то – есть НИКОМУ НЕ НУЖНЫЕ дополнительные их "свойства".

Трудность восприятия идеи денег состоит в том, что тот сервис, который нам оказывают деньги, лежит вне плоскости того материала, из которого деньги сделаны. Более того, материал и сервис друг с другом никак и ничем не стыкуются. Материал для денег нужен постольку, поскольку человек мог их видеть, трогать, ощущать, мы просто должны убедиться, что да, деньги, вот они, есть, мы можем их передать; и нам абсолютно наплевать как и из чего они сделаны. Если бы это было не так, то использование монет в течение 1, 10 или 100 лет было бы невозможным, а для банкноты и 24 часа были бы невозможными. Количество денег – величина важная, потому что от количества частично зависит сила притяжения предложения денег и количества товаров и продуктов, которые за них можно купить. Деньги воспринимаются как материал БЕЗ материальных свойств, либо, без рабочих свойств материала, либо со свойствами, но которые абсолютно не используются. Почему Германия выбрала золото вместо серебра для своих денег? Да потому что за один килограмм золота можно приобрести больше продуктов, чем за один килограмм серебра! Другими словами, можно тратить материала для денег в ШЕСТНАДЦАТЬ раз меньше – вот поэтому и предпочли золото серебру!

Покупатель всегда скажет о любом продукте, о любом товаре, без исключения: "чем больше, тем – лучше", но только не о материале денег, здесь наоборот: "чем меньше материала денег, тем – лучше". Деньги вообще-то более нужны для их подсчёта: а все остальные свойства материала – балласт.

Мы покупаем мёд, потому что он сладкий, пиво – потому от него идёт кру гом голова, свинец – потому что он тяжёлый, линейку – потому с её помощью можно измерить длину. С деньгами всё по-другому: нам не нужен вкус, вес, цвет, объём, нам не нужны никакие материальные характеристики, либо что-то, что может удовлетворить наши личные нужды. Мы покупаем деньги как товар, чтобы использовать их как товар же и далее.

Перейти на страницу: 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поиск
Разделы