Почему теория простого количества, приложимая к деньгам не действует?

(*"Возрастание количества денег само по себе не влияет на рост цен; новые деньги в теории должны вызывать повышение спроса на рынке, через покупку товаров. Но это не всегда так: вот вам и брешь, ограничение, которое необходимо знать об этой теории." Доктор Джордж Вибе, "История ценовой революции в XVI-XVII веках", стр. 318.

"Деньги, не предлагающиеся в обмен на товары, имеют очень малое влияние на формирование цен. Они скорее разрушают цены." Дэвид Хьюм.)

Относительно товаров. Это правда, что когда снижается стоимость их производства, то само производство возрастает. С ростом производства увеличивается и наличие товаров, и их предложение, а с увеличением предложения товаров их цена – падает.

А вот с ценными металлами не так: при росте наличия драгоценных металлов, немедленно увеличивается и их предложение; да, немного меньше, но предложение всегда идёт вровень с наличием, с отставанием. Доказательство: склады серебра в Вашингтоне; золотой запас замка Шпандау; периодически обнаруживаемые склады с золотом и серебром (в виде монет).

Обе теории, теория простого количества денег и теория себестоимости товара-продукта, НЕ РАБОТАЮТ, если их приложить к деньгам, а причина, по которой они не работают, нужно искать в характеристиках материала, из которого сделаны деньги. За 40 лет хранения золотого запаса в Шпандау золото должно было бы превратиться в пыль, если бы золото портилось со временем, то же самое можно сказать и о политике США в плане серебра, которое тоже должно было бы превратиться с течением временем в прах. Но серебро может храниться практически вечно, как и золото.

Если бы золото сгнивало, как любой другой товар, то предложение денег всегда бы точно соответствовало наличному количеству денег. И доверие к рынку или недоверие к рынку НИКАК бы не влияло на предложение денег. В ситуации войны или мира, процветания или неразберихи, деньги всегда бы находились в состоянии "предложения" для обмена на товары, даже если такое предложение предвещало потери. Точно так же продавец картофеля может их продавать, даже зная, что никакой прибыли от продажи он УЖЕ не получит. Вкратце, спрос и предложение в таких условиях точно бы определяли цену денег, точно так же, как и цену товаров.

Цена товара подобна золоту Шпандау, серебру складов в Вашингтоне, где они лежат себе, ни на йоту не амортизируясь (не теряя в стоимости!), и могут лежать десятилетиями. В тёплых и сухих комнатах, равно как и во влажных и холодных. Т. е. цена на товар, предложение которого зависит не от нужности товара, а от человеческой оценки его, точно так же не поддаётся точному определению и подсчёту, как ветер. Цена такого продукта не зависит от экономических законов и теорий; теории количества или теории себестоимости, обе они проходят мимо золота и серебра. Предложение серебра и золота определяется другим: только выгодой.

Такие деньги, как правильно заметил Лассаль, есть сами по себе просто капитал; он предлагает себя в обмен только в одном случае, если получит за это процент, и никогда при других условиях. С таким деньгами всё очень просто: нет процента, нет и денег!

Мы завершили исследование денег, которые существуют ныне, металлических и бумажных. Теперь обратим наше внимание на такие деньги, какими они и должны быть, т. е. деньги будущего. Мы назвали их СВОБОДНЫЕ ДЕНЬГИ, другими словами, деньги, которые обращаются свободно, деньги, без внутренней аномалии ростовщического процента.

Перейти на страницу: 1 2 

Поиск
Разделы