Российская денежная политика в 2000-2005 годах

А теперь прикинем: возможно ли такое, что человек стал производить больше, а количество реальных благ, доступных ему, уменьшилось? Конечно, да! Можно придумать массу ситуаций, показывающих, как такое могло бы случиться. Например, если вы увеличили производство, но при этом у вас сгорел дом. Или пропали сбережения. Или если вы увеличили производство вдвое, но цена вашего товара снизилась втрое. Или если одновременно резко подорожали все товары, которые вы покупаете. Или если у вас что-то отняли. Всё это вполне реальные ситуации.

Вернёмся к нашей исходной проблеме и вновь рассмотрим ситуацию, когда цены на внутреннем рынке растут медленнее, чем курсы иностранных валют и, таким образом, снижается относительный уровень цен в нашей экономике. В этом случае наши экспортные товары дешевеют, а закупаемые нами иностранные товары дорожают. Тут уже впору задуматься, а не перевешивает ли этот проигрыш от перекоса цен тот выигрыш, который мы получаем от расширения производства?

Вероятно, с ходу ответить мы не сможем. Но определённость возникнет тогда, когда мы учтём, что девальвация рубля обесценит все наши рублёвые запасы и сбережения. И теперь увеличение производства, порождаемое девальвацией, предстанет в совсем ином свете – все владельцы рублёвых остатков окажутся в положении погорельца, который лишился своего дома и теперь вынужден работать больше, а жить – хуже.

Чтобы сделать нашу аргументацию предельно ясной, нарисуем следующий пример. Допустим, некий сторонник стимулирования производства посредством девальвации осуществил свои мечты в масштабе, превосходящем воображение. Внутренние российские цены остались такими, какими были, а вот доллар теперь стоит миллион рублей. Что это сулит лично нам и нашим знакомым?

Прежде всего, это означает, что средняя зарплата в России теперь составляет десять центов в год. Следовательно, теперь любой американский безработный за счёт одного месячного пособия может без проблем нанять в России несколько сотен рабочих на целый год вперёд. А чтобы выкупить на год вперёд весь российский ВВП (20 трлн. рублей) понадобится всего лишь 20 миллионов долларов. Если предположить, что все мы станем работать в два раза больше и наше внутреннее производство удвоится, то и тогда любой человек, у которого есть 1 млрд. долларов, сможет выкупить всю нашу продукцию на 25 лет вперёд. Что уж говорить о том, с какой лёгкостью владельцы долларов скупят все акции российских предприятий, землю, недвижимость и художественные ценности нашей страны. Ну а какая участь ждёт при таком раскладе тех жителей России, кто занял какую-то сумму в долларах, объяснять не надо – они немедленно обанкротятся.

Что же мы получаем в этом сценарии? Относительный уровень цен по мировым меркам у нас станет крайне низким. С точки зрения иностранцев (вернее, держателей долларов), всё здесь станет крайне дешёвым – и труд, и товары, и земля, и акции. Все местные ресурсы будут выкуплены и загружены на полную мощность.

Производство действительно существенно вырастет. Но львиную долю всего этого производства скупят иностранцы, затратив на это совершенно ничтожную долю своего дохода. А тех, кто держал деньги в рублях, ожидает немедленная потеря всего и много-много низкооплачиваемой работы. Да, дешевизна это хорошо, но девальвация национальной валюты делает страну дешёвой только для иностранцев.

К счастью, такая гипертрофированная девальвация невозможна. Если бы доллар невообразимо вырос и иностранцы кинулись бы скупать всю Россию за смешные деньги, от этого обвального спроса внутренние цены тоже подскочили бы и ликвидировали бы разрыв между индексами инфляции и курсом доллара. Но этот разрыв в любом случае исчез бы не сразу, и тот период, пока он существует – это время, когда держатели иностранных валют по заниженным ценам скупают всё, что есть или может быть у держателей рубля. Пусть и не в таком масштабе, как описано выше, но девальвация перекачивает богатство от держателей национальной валюты к тем, кто имеет запасы иностранных денег. И чем дольше реальный курс держится на низком уровне, чем дешевле страна, тем сильнее этот эффект.

Девальвация – это своего рода распродажа по сниженным ценам. Как и магазинная распродажа, она сопровождается большим оживлением и «экспортным бумом». Отличие же между ними в том, что распродажу в магазине устраивают сами его хозяева, самостоятельно решающие, какую скидку они готовы дать, чтобы поскорее очистить свои склады и прилавки; а в случае девальвации людей никто не спрашивает. Они становятся пешками в игре, затеянной правительством.

Таким образом, если нас интересует увеличение производства на экспорт как самоцель, если наша цель – заставить народ как можно больше работать, получая минимальные средства за максимальное количество вывезенных за границу товаров, то политика низкого реального курса рубля для этого подходит лучше всего. Если же мы, наоборот, хотим, чтобы наши сограждане получили как можно больше реальных благ, бесплатно или по минимальным ценам доставленных из-за границы, и чтобы, посетив чужую страну, они могли бы там без серьёзных для себя затрат приобрести всё, что угодно, тогда мы должны выступать за высокий реальный курс нашей валюты.

Перейти на страницу: 1 2 3 4

Поиск
Разделы